«Утраченные иллюзии»: Блеск и нищета писателей

В российский прокат выходит главный французский фильм прошлого года — экранизация знаменитого романа Оноре де Бальзака «Утраченные иллюзии», месяц назад получившая большинство статуэток национальной кинопремии «Сезар». За лучший фильм, адаптированный сценарий, роль второго плана, костюмы, работу художника-постановщика и спецпремию «Самый многообещающий актер», которая досталась Бенжамену Вуазену, действительно ярко воплотившему на экране образ журналиста эпохи перемен Люсьена Шардона де Рюбампре.

«Утраченные иллюзии» — самый большой роман цикла «Человеческой комедии», все персонажи которой так или иначе сталкиваются с разрушением идеалов на фоне бурлящей французской истории на пути от Реставрации ко Второй Французской республике, а затем и империи во главе с Наполеоном. «Утраченные иллюзии» Бальзака состоят из трех частей, однако для экранизации режиссер Ксавье Джанноли, адаптировавший для экрана книгу вместе с Жаком Фьески, концентрируется на самой объемной и ключевой — «Провинциальная знаменитость в Париже» — с лоском французской столицы, борьбой роялистов и либералов и надеждами, утопающими в Сене и вине.

Люсьен Шардон (Бенжамен Вуазен) еще на своей малой родине в Ангулеме пишет сонеты для замужней Луизы де Баржертон (Сесиль де Франс). Их тайная связь вскоре становится известна всем в округе, включая и супруга Луизы. Влюбленным не остается ничего, кроме побега в Париж, где у женщины вращается в высших кругах именитая родственница. Первый выход в свет, впрочем, заканчивается несколько не так, как Люсьен видел в своих мечтах. Юный провинциал совершенно не вписывается в снобское светское общество, наблюдающее за всем из высоких лож Гранд-Опера. Каким-то более-менее приятным человеком на рауте оказывается разве что писатель Рауль Натан (Ксавье Долан). Но Люсьен не отчаивается и все так же готов завоевать Париж и вернуть себе благородную фамилию матери — де Рюбампре, под которой и хочет опубликовать свои, как он уверен, великолепные стихи.

«Утраченные иллюзии»: Блеск и нищета писателей

Но стишки в Париже не нужны никому, тут другая схватка работников пера и бумаги — прессы либеральной и приближенной к королевскому семейству. Причем касается это даже не политических новостей, а критической мысли. В главной либеральной газете «Корсар-Сатана», под руководством издателя Фино (Луи-До де Ланкесэ) и покровительством могущественного издателя Дориа (Жерар Депардье), за деньги пишут плохие и хорошие рецензии на спектакли и книги – зависит все, само собой, не от качества произведения, а исключительно от количества денег. Кто даст больше — тот и прав. Главное — помнить, что хороший отзыв ценится гораздо больше отрицательного, написать который может кто угодно. Критической мафией, работающей в связке с группировкой клакеров, заведует Этьен Лусто (Венсан Лакост), когда-то тоже приехавший в Париж в надежде стать писателем. Именно его в небольшом кабаке, куда Люсьен устроился ради того, чтобы хотя бы платить за жилье, и встречает начинающий поэт де Рюбампре. А дальше — все как в сказке, пусть и довольно циничной.

«Утраченные иллюзии»: Блеск и нищета писателей

Вместе с Лусто Люсьен то и дело кропает нужные отзывы, собирает сплетни и слухи, с легкостью выдает газетные «утки» (по редакции, кстати, постоянно ходят и вполне живые) и под гул коллег и пузырьки шампанского делает себе имя. Теперь де Рюбампре — завсегдатай салонов и театров, с легкостью отбивший молоденькую актрису Корали (Саломе Деваэль) у ее престарелого покровителя и с такой же легкостью идущий по головам (пусть и используя для этого исключительно напечатанные слова) сильных мира сего. Надо ли напоминать, что ни де Рюбампре, ни большинство других героев «Человеческой комедии» Бальзака, как и последующих литературных персонажей, созданных уже другими авторами под влиянием основоположника европейского реализма, не ждет ничего хорошего. От героев «Милого друга» Ги де Мопассана, кстати, экранизируемого намного чаще «Утраченных иллюзий», до героев Достоевского, как известно, переводившего на русский его роман «Евгения Гранде». Ксавье Джанноли спустя почти два столетия после выхода романа лишь с горечью, пусть и богато задекорированной ретро-Парижем, констатирует морально-нравственный тезис Бальзака, эти вечные иллюзии о лучшей жизни, которым навечно и остается разве что быть утраченными.

«Утраченные иллюзии» в прокате с 17 марта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.